Рассказ про Задрота

Otbros.ru

Лента

Текст

Эдит Пиаф

 Otbros.ru  »»  Лента  »»  Текст 

 Главная

чЁ позырить?

Большой прикол
  - лента приколов
  - рассказы-приколы

Анекдоты:
  - о сексе
  - тупые, чернушные
  - креативные
  - о пидарах
  - поручик ржевский

Лента

Вся Лента
  - рассказы
  - личности

Наш Выбор!

Наш Выбор:
  - кино
  - игры
  - книги

Колонка

Креативная Колонка
  - архив

Медицина

Медицина

Рассказ про Задрота

Сергей стоял перед зеркалом и выдавливал прыщи. На душе было муторно.

— Вот Серёжа давит рожу, — подумал он, и стало ещё муторнее.

Сергей ненавидел своё имя и любые производные от него. Особенно — Серый. Потому что действительно серость из него так и пёрла, он прекрасно это сознавал.

Ещё Сергей ненавидел своих родителей — за то, что они произвели его на свет именно таким. Вот он, в зеркале: худой, угловатый, прыщавый (ай, какой болезненный-то угорь!), волосы жидкие, сколько ни мой, всё равно как будто грязные. Наголо обриться — пробовал, так череп, оказывается, у него с шишками какими-то. Тьфу!

Глаза маленькие, безобразно близко посаженные. И голос какой-то… то ли козлиный, то ли петушиный… Трижды тьфу!

Да плюс ко всему — Серёжей назвали. О чём думали?! Назвали бы Романом — может, и вырос бы поавантажнее…

Нет, вообще-то родителей он, конечно, почитал. Они умные и заботливые, отец вон от армии отмазал. Тоже, правда, унизительно получилось — справку купил в психдиспансере…

А мать говорит, что в мужчине главное не внешность, а ум и характер. Ты, говорит, Серёженька, умный, а характер надо выковывать. А то, говорит, ты пока слишком романтичный.

Ага, романтичный. Будешь романтичным, когда не даёт ни одна. Разок только и попробовал — в школе ещё. Да и то… Во-первых, с самой страшной из одноклассниц. Во-вторых, по-скотски как-то — зашёл к Витьке, а там, оказывается, их класс тусит. Его даже не предупредили, но раз припёрся, налили, выпить заставили, бутерброд в руку сунули. Его повело сразу, остальные ржали чего-то. Забрёл в туалет, обнаружил там плачущую Людку-атомную. Над ней, видать, тоже прикалывались. Ну, и как-то так получилось… Вернее — и это в-третьих, — не получилось. Даже засунуть толком не успел — ткнул куда-то и сразу кончил…

Одна радость в жизни — виртуальный мир. Там он царь и бог, там он такой, каким хотел бы быть. И на форумах его уважают, сильно уважают, и даже любят, потому что он на самом деле начитан, эрудирован (а где надо — Яндекс поможет, он виртуоз по Яндексу), умён, характер у него твёрдый, ну, и всё такое. И зовут его там — Романсеро.

Стихи он туда забрасывает — действительно, стилизует под иберику. Неплохо выходит, все восхищаются, давай, мол, пиши ещё. Да и самому нравится.

А вынырнешь в реал — сразу тошнит. От себя самого тошнит.

Вот и сейчас — понадавил хавальник, весь в красных пятнах. А на подбородке и на щеках — нет, чтобы благородная густая щетина или синева после бритья, — издевательство одно, кустики серые, жидкие…

Задрот, Сергей, Эдит Пиаф

Сергей взял материну пудру и принялся замазывать следы выдавленных угрей.

Сегодня у него наконец-то реальное свидание. Почти четыре месяца общался с девушкой, выбравшей себе симпатичный ник Джамайка, сначала на форуме общался, потом всё больше по е-мэйлу и аське. Джамайка оказалась москвичкой по имени Яна, настоящей красавицей — миниатюрной, стройной брюнеткой с немного восточными чертами. А главное — родственной душой, с очень близкими к его, Романсеровым, вкусами, интересами, пристрастиями.

Практически Сергей влюбился в Яну. Да что скрывать — влюбился по-настоящему! И, похоже, не без взаимности. Она с восторгом и благодарностью реагировала на посвящённые ей стихи-романсы, так тонко и тепло реагировала, что нельзя было усомниться в искренности. Она очень поддерживала его и на форумах, где Сергею иногда приходилось выдерживать жёсткие вербальные баталии.

Они столько времени проводили вместе! Порой до рассвета не могли расстаться, и им было хорошо!

И вот — он решился. Сегодня они встретятся по-настоящему. Сергей молился неизвестно каким богам — всем, наверное, про каких слышал и про каких даже не слышал, — чтобы его надежда оправдалась. А надеялся он на то, что его душа, его любовь окажутся в глазах Яны важнее, чем его ущербность, которой он, разумеется, отрицать никак не мог.

Была не была!

Беспокоило, конечно, что в самом начале их виртуального (пока, тьфу-тьфу-тьфу) романа он сдуру послал Яне фотку — естественно, не свою. Витькину — а Витька был не то, чтобы Ален Делон, но высок, широкоплеч, мужествен, в общем, хорош собой. Недаром девчонки так и вились вокруг него.

Короче, вопрос о том, как Романсеро и Джамайка узнают друг друга в «Жан-Жаке» сегодня вечером, не возникал. Яна будет сильно разочарована, но Сергей изо всех сил надеялся, что — только поначалу. Он в лепёшку разобьётся! И вообще, она, Яна, Янка, Яночка, она такая… такая… она поймёт!

Сергей зажмурился и скрестил пальцы. Потом ещё раз гадливо взглянул в зеркало, вспомнил историю с Людкой-атомной и решил всё-таки подготовиться. То есть передёрнуть, чтобы, если с Янкой до секса дойдёт, не опозориться. Ну, а презерватив он ещё вчера купил.

«Хватит ли одного?» — подумал вдруг Сергей и покрылся холодной испариной. Потом решил, что хватит — после первого же раза он предложит Яночке руку и сердце. И можно будет уже без презерватива. Если получится, конечно.

Заперев на всякий случай дверь в ванную, Сергей быстро совершил акт интимной подготовки, вымыл интимное место и пошёл одеваться. Время уже поджимало.

…Свободных мест в «Жан-Жаке» не оказалось. Витька почему-то не предупредил, что на вечер в этом кафе столик лучше зарезервировать заранее. Пришлось сидеть у стойки и пить чай. Лучше бы, конечно, кофе, оно и мужественнее, но чай дешевле. А уж за ужином экономить Сергей не собирался.

Яна запаздывала — ну, дело обычное, женское, — и Сергей судорожно думал, что же делать, если к её приходу ни один из столиков не освободится. Думать мешал разноязыкий гул и, особенно, голос Эдит Пиаф, доносившийся откуда-то сверху.

Сергей решил посетить туалет — вдруг там, вдали от отвлекающего фона, что-нибудь придумается. Но и в туалете звучала Эдит Пиаф.

Пойти, что ли в соседнее заведение? Но Витька о нём ничего не говорил, а если оно — отстойное? И без того нелегко, так ещё и повести любимую, на первом свидании, чёрт знает куда…

Сергей вернулся к стойке, взгромоздился на табурет, глотнул поостывшего уже чаю и, продолжая напряжённо думать, посмотрел в зал. Вот какие мужики! Вот каким бы ему хотелось быть, а не таким даже, как Витька! Сидят двое, оба сильные, уверенные в себе, дорого одетые, говорят по-французски, две девицы с ними, и обе во рты заглядывают, и смеются, и глаза у них блестят. Симпатичные, кстати, девицы. Но с его Джамайкой не сравнятся, куда там.

А вон просто две девицы сидят, одна ничего так, пиво пьёт, другая — ну и лошадь! Чай хлебает, как и он.

Сергею стало противно, и он отвернулся. Вон в углу какой-то восточный человек, араб, что ли, ничего не ест – не пьёт, в ноут воткнулся. «Хотел бы я быть таким?» — подумал Сергей. А что, лучше таким, лысоватым, ястребиноносым, обрезанным даже, чем таким, какой он есть.

Яна задерживалась уже на сорок минут. Сергей начал беспокоиться. Позвонить бы — да вот телефонами они никогда не обменивались, он в своё время ловко эту тему замотал, потому что меньше всего хотел спугнуть Джамайку своим блеяньем…

Чай давно кончился. Свободных столиков так и не возникло. Яна не появлялась. Мысли путались.

— Ещё чего-нибудь желаете? — неприязненно, как показалось Сергею, спросил бармен.

— Да нет, спасибо, — ответил Сергей, дав петуха.

— Что? — переспросил бармен.

Сергей откашлялся и повторил:

— Нет, спасибо. Давайте я заплачу за чай.

В этот момент, наконец, решилась проблема столика — любительнице пива и её спутнице-лошади принесли счёт.

— А вообще-то, — сказал Сергей бармену, — я ещё посижу. Вон за тем столиком.

Он слез с табуретки и добавил:

— Я девушку жду.

— Ну-ну, — пробормотал бармен.

Споткнувшись о ногу лошади и чуть не упав, Сергей стремительно занял столик.

— Сейчас я уберу, — сказала рыжая официантка.

— Ничего-ничего, — ответил Сергей. — Ко мне сейчас девушка придёт.

На душе немного полегчало.

— Заказывать сразу будете? — спросила рыжая.

Сидеть за пустым столиком было как-то глупо. Он же не араб всё-таки, да и ноута у него нет.

— Ну… — нерешительно протянул Сергей, — а можно чаю? Это пока, а потом девушка придёт, и я всего закажу, разного. Можно?

— Можно, — улыбнулась рыжая. — Чайник? Чёрного или зелёного?

Чайник — это стильно, подумал Сергей. Придёт Джамайка, а я такой Романсеро с чайником, да ещё зелёного.

— Чайник, — сказал он. — Зелёного.

…Вот уже и выпит весь этот безвкусный зелёный чай, а Яны всё нет. Не придёт уже, это ясно. Что-то случилось с ней, скорее всего, да точно, понял вдруг Сергей.

Он вскочил — звякнула опрокинутая чашка, — громко крикнул рыжей, чтобы посчитала, сходя с ума дождался счёта, трясущимися, вспотевшими руками отсчитал деньги и выбежал из кафе.

Влетев домой, не разувшись и не обратив никакого внимания на окрик матери, Сергей кинулся к компьютеру и вошёл в аську. Джамайка была в сети!

«Что с тобой случилось?», — быстро набил Сергей.

«Со мной ничего. Ты жив и здоров?», — мгновенно последовал ответ Яны.

«Конечно», — отстучал Сергей.

«Тогда ты просто подонок», — ответила Яна. И отключилась.

Сергей сидел за компьютерным столом, тупо глядя в одну точку. Ему казалось, что он умер. Одного он не мог понять — как, от кого Джамайка узнала, что он, Романсеро, всего лишь убогий задрот.

— Ты, в конце концов, ботинки грязные снимешь? — заглянула в его комнату мать.

— Провалитесь вы со своими ботинками! — выкрикнул вдруг Сергей.

Мать отпрянула, и он прыгнул к двери, чтобы запереться.

…Глубокой ночью Сергей, обессиленный переживаниями, снова включил компьютер. Проверил аську — Джамайка оставалась отключённой. Побродил по интернету. Зашёл в почту — и увидел входящее от Джамайки.

«Роман», — говорилось там, — «ты оказался подлецом, но спасибо тебе за урок. Я такая, какая есть, и я никогда больше не буду изображать никого другого. Я не знаю, как ты узнал правду, но это даже не имеет значения. Вот тебе, на всякий случай, моё настоящее фото. В подтверждение того, что ты не ошибся. Прощай. Оксана.

ПС. Я тебя любила.».

Сергей открыл вложение, и ему во весь экран улыбнулась та самая лошадь из «Жан-Жака». Он ошарашенно уставился на изображение — пожалуй, страшнее Людки-атомной! — потом рассмеялся, содрогнулся от своего смеха, прервал его и уронил голову на клавиатуру.

Минут через пятнадцать Сергей очнулся. Он выбрал из своих фоток самую отталкивающую и вложил её в короткое сообщение:

«Оксана, а это — я настоящий. Теперь ты меня понимаешь? Кстати, меня зовут Сергей. Прощай».

После этого он снова лёг — и спокойно заснул.

…Утром Сергей ничего не чувствовал. Душа была пуста. Действуя автоматически, он, как всегда, первым делом проверил аську — и увидел сообщение от Джамайки:

«Я тебя понимаю. Прости меня, Серёжа. Как всё глупо!»

Он, вдруг почувствовав себя тем Романсеро, каким хотел бы быть, лихорадочно застучал по клавишам:

«Так может, повторим попытку? Сегодня, там же, тогда же? А, Джамайка?»

Ответ пришёл сразу:

«Давай, Романсеро.»

Джамайка отключилась.

…И, как накануне, в преддверии свидания Сергей стоял перед зеркалом. Косметическая подготовка подходила к концу, и он подумал, что акт интимной подготовки сегодня уж точно не помешает.

Автор: Француский самагонщик

Оглавление »»

26 августа, 20:03

Анекдоты

25 августа, 16:28

Анекдоты

21 августа, 15:20

Статья: «Человек человеку Волк»

21 августа, 14:37

Анекдоты

09 августа, 17:24

Анекдоты






ЛЕНТА:

Человек человеку Волк

Бьянка: Про Лето

Рассказ про Задрота

Мобильник

Блондинки, брюнетки, шатенки, рыжие…

Гарик Бульдог Харламов (Comedy Club)

Все, что женщины хотели бы знать о мужчинах

Спарта (почти не про 300 спартанцев)

ВСЁ »»




Большой прикол | Анекдоты | Лента | Наш Выбор | Креативная Колонка

Связь с редакцией
© Развлекательный журнал Отброс.ру, 2017

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100